Содержание Полёт бабочки • Трактат о шизофрении • Введение

Глобальный духовный кризис, охвативший человечество в начале XX века, исказил и извратил естественное развитие нашей цивилизации, породил ряд неразрешимых проблем, среди которых ведущей является проблема духовного здоровья населения, которая умышленно замалчивается, так как для её решения требуется коренная перестройка общественного устройства.

В связи с тем, что психика человека и его духовность неразрывно связаны, наличие духовных проблем ведёт к тому, что проблема психического здоровья населения начинает выходить на первое место.

По данным Всемирной организации здоровья общий уровень распространенности психических заболеваний из года в год увеличивается и в настоящее время в отдельных регионах составляет около 200 случаев на каждую 1000 человек.

Таинственность и загадочность целой группы психических расстройств, объединённых общим термином «шизофрения», и проявляющихся разнообразной симптоматикой, непредсказуемостью течения и многообразием форм, вот уже целое столетие ставят в тупик лучшие умы психиатрической науки.

С момента введения швейцарским профессором Эйгеном Блейлером понятия «шизофрения» (1911) и по сегодняшний день психиатры всего мира активно занимаются поиском методов и средств борьбы с этой большой группой психических расстройств, однако все их усилия оказываются недостаточными для решения столь важной и серьёзной задачи и не оправдывают надежд тех, кто имеет непосредственное отношение к этому коварному диагнозу. Шизофрения была и остаётся актуальной и неразрешимой проблемой психиатрии.

Становится очевидным, что если и дальше рассматривать шизофрению в плоскости медицины, проблема будет оставаться нерешаемой.

Особо пристальное внимание и неподдельно повышенный интерес к проблеме шизофрении объясняются вовсе не праздным любопытством и не тягой ко всему загадочному и таинственному и, тем более, не озабоченностью вопросом: «как помочь несчастным страдальцам?». Нет, всё гораздо проще и сложнее...

Подспудно, интуитивно каждый человек чувствует, что неразгаданная психиатрической наукой тайна природы, именуемая уже более ста лет шизофренией, может коснуться и его, и проблема шизофрении является не настолько далёкой, какой она может показаться непосвящённому.

Оказывается, не наследственность, не конституциональная предрасположенность играют ведущую роль в развитии глубокого духовного кризиса, проявления которого врачи-психиатры ошибочно принимают за хроническое психическое заболевание и именуют «шизофренией», а условия, в которых происходят: оплодотворение яйцеклетки, развитие зародыша, созревание плода, рождение ребёнка и формирование личности в первые годы жизни.

Но даже тот, кто воспитывался в благоприятных социальных условиях, живя в современном обществе, не застрахован от возможности обрести факторы риска, способствующие постепенному развороту направления личностного развития в сторону деградации, формированию паразитического образа жизни и противоречивого мышления. Иными словами, от возможности получить диагноз «шизофрения» не застрахован никто.

Каждый человек, живя в современном мире, находится в зоне риска и, не имея истинных ценностных ориентиров, может запутаться в своём внутреннем мире, в своих целях, желаниях, эмоциях, чувствах, мыслях.

Отправившись в путешествие по духовному миру без надёжного проводника, каждый рискует сбиться с пути и уподобиться путнику, заблудившемуся в дремучем лесу.

Почему в книге, учреждающей духовно-аналитическое учение о целостности (холологию), идёт речь о шизофрении? Какое отношение шизофрения имеет к целостности?

Оказывается, постановка диагноза «шизофрения» и мероприятия, связанные с её «лечением» часто являются настолько мощным деструктивным фактором, что напрочь перекрывают индивидууму путь к совершенству, к целостности и ведут к духовному краху. Если святость - это целостность личности, то духовный крах - это полная личностная дезинтеграция.

Стремление к энтропии (к беспорядку) является свойством организованной материи. Поэтому, если мы не будем ежедневно прикладывать волевые усилия и бороться с внутренними дезинтеграционными процессами, создаваемыми нашим разумом, мы медленно, но уверенно будем скатываться к состоянию, которое в 1911 году швейцарский профессор психиатрии Эйген Блейлер назвал шизофренией.

Избежать энтропии (хаоса) можно лишь в том случае, если двигаться в противоположном от шизофрении направлении, то есть стремиться к духовному совершенству (к святости, к целостности, к единству внутреннего и внешнего; к единству тела, разума и души).

Чтобы достичь целостности, следует постоянно бороться с процессами, ведущими к дезинтеграции (к хаосу, к беспорядку).

Строгое соблюдение распорядка дня; содержание в чистоте жилища, одежды, тела, поступков, слов, желаний, чувств, мыслей являются залогом успешного духовного развития и самой лучшей профилактикой шизофрении.

Холология, как учение о целостности, только тогда обретёт свою действительную силу и мощь, когда она успешно и повсеместно будет помогать лицам, оказавшимся в состоянии глубокого духовного кризиса, преодолевать внешнюю декомпенсацию и внутреннюю дезинтеграцию, решая тем самым проблему шизофрении.

Когда в результате неудачного духовного поиска индивидуум окончательно запутывается и не может ответить сам себе на самые простые вопросы, у него на фоне временно появившихся диссоциативных расстройств психики, сопровождающихся непривычными тягостными болезненными ощущениями и переживаниями, связанными с «тупиковостью» ситуации, возникают страхи, которые вначале имеют вполне обоснованный характер и провоцируются приблизительно следующим вопросом: «Неужели со мной что-то не так?» Когда, вместо того, чтобы получить на последний вопрос успокаивающий ответ, индивидуум получает информацию о том, что он «болен хроническим психическим заболеванием», количество и качество страхов увеличивается, что значительно утяжеляет и усугубляет его состояние, а когда он узнаёт, что его «заболевание» неизлечимо, почва уходит из-под ног и жизнь теряет смысл.

С духовной точки зрения состояние временного «тупика» является эволюционно обусловленным и представляет собой паузу в индивидуальном личностном развитии, связанную с тем, что былые ценностные ориентиры индивидуума пошатнулись, а для формирования новых целеопределяющих задач необходима полная, коренная переоценка ценностей. Индивидуум оказался в состоянии неопределённости: он не знает, в каком направлении ему двигаться, не знает, что ему делать, а чего не делать. Никакой угрозы ни для индивидуума, ни для окружающих само кризисное состояние не представляет. Опасно неправильное отношение к этому состоянию, неправильная его трактовка, интерпретация.

На страницах книги состояние временной паузы в личностном развитии индивидуума носит название «глубокий духовный кризис» («декомпенсированный духовный кризис», «духовный поиск», «поиск себя», «поиск Истины»), а лицо, оказавшееся в этом состоянии, именуется лостер (от англ. lost - терять, теряться, потеряться).

Лостер, «запутавшись», «потерявшись» в своих мыслях, желаниях, эмоциях, чувствах, устремлениях, остро нуждается в тишине, покое и мудром руководстве того, кто способен помочь ему «самостоятельно» прийти к правильным ответам на волнующие его вопросы. Самостоятельно лостер «распутаться» не может, напротив, не имея правильных ориентиров, он может так «запутать» себя, что уже ни один специалист ему не поможет.

Изменившееся поведение лостера выглядит со стороны необычным, странным, причудливым. Привлекая к себе таким образом внимание, лостер рискует оказаться на приёме у психиатра.

Так как психиатрия не имеет ни методов, ни средств выведения личности из глубокого духовного кризиса, обращение в этом состоянии за помощью к врачам-психиатрам связано с двойной опасностью: во-первых, существует большая вероятность получить пожизненный ярлык «шизофреник», со всеми вытекающими последствиями; во-вторых, быть «залеченным» до состояния «овоща», до состояния, когда временные диссоциативные нарушения психики, носящие функциональный обратимый характер, перейдут в необратимые органические изменения, сумасшествие, безумие индивидуума станет очевидным, а психиатрический диагноз «шизофрения» будет вполне оправданным.

Перечень диагнозов, которые врач-психиатр, может поставить лостеру, после общения с ним и с его родственниками, очень широк. Лостер может, кроме диагноза «шизофрения», получить любую другую психиатрическую «этикетку»: неврастения, невроз навязчивых состояний, истерический невроз, маниакально-депрессивный психоз, депрессивный синдром, аутизм, психастения, психопатия, апатико-абулический синдром, синдром дереализации, синдром деперсонализации, реактивный психоз, шизоаффективное расстройство и проч.

Независимо от того, какой ярлык-диагноз «навесит» врач-психиатр лостеру, не стоит отчаиваться и не следует придавать существенное значение факту постановки диагноза.

Суть состояния, в котором пребывает лостер, остаётся неизменной, независимо от поставленного диагноза, от проводимого лечения, и состоит она в наличии неразрешимого внутреннего конфликта (глубокого духовного кризиса).

С точки зрения холологии термин «шизофрения» вообще нельзя использовать и этот диагноз следует исключить из международного классификатора болезней.

Сказанное позволяет поднять вопрос об изменении отношения ко многим психическим расстройствам и считать первоосновой их возникновения мощный мировоззренческий конфликт между личностью и обществом, вызвавший полное разочарование индивидуума в каких-либо ценностях и нежелание принимать дальнейшее участие ни в жизни общества, ни в своём собственном развитии. Это автоматически влечёт за собой выход многих «нервно-психических заболеваний» из-под юрисдикции психиатрии и требует создания специализированных духовных приютов для оказания необходимой помощи, либо вынуждает провести серьёзные изменения всей системы психиатрической службы, направленные на расширение, углубление и повышение качеств её услуг.

«Слепота» врача-психиатра, ограниченность его взглядов возникает, прежде всего, из-за того, что он опирается на принципы, лежащие в основе современной медицины. К сожалению, она в своей основе является медициной симптоматической, а не каузальной. Невозможно, вылечить больного, если бороться только с симптомами, не устранив причину заболевания. Психиатры, стремясь подавить симптоматику шизофрении, ведут борьбу со следствием, а не с факторами, поддерживающими патологическое состояние, и тем более, не с его причиной.

Занимаясь симптоматическим лечением и стремясь побороть внешние проявления психического расстройства, психиатр уподобляется садовнику, который, желая очистить сад от ненужных деревьев, обрывает с них листья.

Чтобы дерево шизофрении перестало расти, цвести и давать плоды, нужно либо вырвать его с корнем, устранив первопричину страдания, что, чаще всего, бывает невозможно, либо лишить одного из основных факторов, необходимых для его роста.

Мировоззрение - это почва, на котором произрастает дерево любого страдания, социальные условия - тепло, личностные особенности индивидуума - вода.

Чтобы психиатр смог снять с глаз пелену столетней слепоты и увидел проблему шизофрении такой, какая она есть, ему нужно, хотя бы на время, перестать быть психиатром.

Одна из основных задач, которая стоит перед холологией, - развести два понятия: глубокий духовный кризис и духовный крах на такое большое расстояние, чтобы никогда и никому не пришло в голову называть шизофрениками талантливых и гениальных людей, великих учёных, поэтов, композиторов, литераторов, изобретателей, правителей и руководителей стран.

Того, кто временно утратил ощущение действительности, реальности; кто временно запутался в своих желания, чувствах, эмоциях, страстях; кто временно потерялся в дебрях своего разума, нельзя считать больным хроническим психическим заболеванием! Его следует считать лостером (от англ. lost - терять).

Лостер, пребывая в состоянии глубокого духовного кризиса, остро нуждается в защите, опеке, поддержке. Его НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ нельзя оскорблять, унижать, избивать, "кормить" психотропными препаратами. Такое "лечение" только усугубляет и углубляет кризис, постепенно превращая его в крах.

Неверное отношение общества к проблеме психических расстройств формировалось на фоне ошибок психиатрической науки целое столетие. Оно не может измениться быстро и только за счёт популяризации теоретических положений холологии.

Холология должна стать практическим учением и иметь в своём распоряжении учреждения, но не тюремного типа, именно так можно охарактеризовать современные психиатрические больницы, а санаторно-курортного типа с высочайшим уровнем профессионализма сотрудников этих учреждений, основывающемся на высокой духовной культуре. Простота, чистота, красота, уют, тишина и покой- это основные характеристики атмосферы, которая должна царить и постоянно поддерживаться в этих учреждениях, деятельность которых будет способствовать подтверждению и утверждению основных теоретических положений холологии и оказывать практическую помощь лицам, временно оказавшимся в состоянии глубокого духовного кризиса.

Среди лиц, переживающих глубокий духовный кризис, много потенциально талантливых и гениальных личностей. Они, имея мощную мотивацию, связанную с желанием избавиться от страданий и обрести счастье, могли бы быть вполне успешными в своём индивидуальном развитии. Им нужно только немного помочь. Почему социум, вместо того, чтобы поддержать "споткнувшихся", помочь им и использовать их таланты на благо общества, создаёт всевозможные препятствия для духовного роста, навешивает на них ярлыки неполноценности, ущербности и предлагает бесплатные высокотоксичные психотропные препараты, медленно разрушающие и убивающие их?

Причина проста - невежество. Невежество общества по отношению к духовным вопросам.

Мы не считаем человека, который заблудился в лесу, больным. Но если бесконечно долго создавать ему всяческие препятствия и мешать выбраться из леса, он, безусловно, без всяких сомнений, начнёт вести себя не совсем адекватно.

Согласно теории холологии, лостер, то есть лицо, пребывающее в состоянии глубокого духовного кризиса, - это человек, который заблудился... в своём внутреннем мире. Он запутался в своих ощущениях, эмоциях, чувствах, желаниях, мыслях, устремлениях.

Общество не должно препятствовать лостеру выбираться из дебрей и зарослей страхов, сомнений, бреда, галлюцинаций и прочих достопримечательностей его внутреннего «леса», а наоборот - оно должно помочь. Превращать духовный кризис в крах и плодить шизофреников психиатрия научилась. Теперь пришло время исправлять ошибки, которые далёкие от духовности горе-учёные множили одна на другую целое столетие.

Именно в этом состоит правда. Лостер - не шизофреник. Он - не болен неизлечимым хроническим заболеванием, он временно заблудился. Почему общество не хочет знать правду о шизофрении? Потому что оно консервативно и ничего не хочет менять.

Холология должна стать социальным учением с мощной финансовой и идеологической поддержкой со стороны государства. Только тогда она сможет решить проблему шизофрении.

Появление нового учения актуально и злободневно. Не за горами то время, когда общество изменит своё отношение к лицам, которых сегодня медицина считает больными. К лостерам будут относиться очень осторожно, бережно и трепетно, как к младенцам; с большим уважением и почтением.

Когда общество будет готово морально и материально создать условия для развития нового учения, и насколько оно будет соответствовать потребностям лиц, пребывающих в состоянии глубокого духовного кризиса, предсказать трудно. Это, в первую очередь, зависит от того, когда каждый из нас будет готов, ради стремления к согласию, единству, гармонии и любви, избавляться от эгоизма, от своего внутреннего идиотизма. Потому каждому, кто столкнулся с неправильным решением проблемы шизофрении сегодня, придётся решать её своими силами и средствами, вооружившись знаниями, изложенными в «Полёте бабочки», смирением, терпением, верой и любовью.

Ромен Ролан, биограф индийского святого Рамакришны, в своей книге «Жизнь Рамакришны. Жизнь Вивекананды» писал о том, что святой настолько был поглощён Богом и не приспособлен к материальному миру, что если бы он жил на западе, то непременно попал бы в «психушку», где его «закололи» бы психотропными препаратами, и мир никогда не узнал бы о существовании такого великого святого и навсегда утратил бы его.

Рамакришна при одном слове «Рама» впадал в божественный экстаз и мог не выходить из него по несколько дней. Только благодаря огромной любви к племяннику и постоянной заботе о нём его дядюшки, Рамакришна был накормлен, напоен, одет и обут.

Однажды, когда дядюшка не уследил за Рамакришной, он, встав утром с постели, решил погулять по городу и пошёл... в чём мать родила.

Выводы напрашиваются сами. Никто, живя в современном обществе, не застрахован от шизофрении в том виде, в каком она существует. Никто! Жить в современном мире, которым правят бездуховные личности, и быть застрахованным от возникновения глубокого духовного кризиса невозможно. Потому чтение «Полёта бабочки» может быть полезно каждому, кому «попала в руки» эта книга.

Название книги символично. Бабочке, прежде чем стать самой собой и обрести способность летать, предстоит пройти сложный и опасный путь развития. Её жизнь состоит из нескольких фаз, во время и между которыми происходят таинственные и загадочные преобразования. Из яйца она превращается в гусеницу, из гусеницы - в куколку, из куколки - в бабочку. Весь процесс эволюционной трансформации завершается наивысшим подъёмом, высшей степенью свободы - полётом.

Но не всегда у куколки есть возможность превратиться в бабочку и полететь.

Похожую картину можно увидеть, если рассмотреть развитие человека. Он, подобно бабочке, переходит из одной фазы развития в другую и, таким образом, поднимается вверх по духовной лестнице. Полётом над ограничениями разума и материи завершается его духовное восхождение. Состояние Просветления и Святости является финалом Пути.

Но не всегда удаётся безболезненно перейти из одной фазы развития в другую. Путь к Богу - это не увеселительная прогулка, и дерзнувший бросить вызов материальному миру не может рассчитывать на везение и лёгкий успех. Когда искателю Истины не хватает энергии, чтобы подняться на более высокий духовный уровень, он «застревает» на границе между двумя соседними «мирами», между двумя стадиями развития. Такое промежуточное состояние психиатры часто именуют шизофренией. Длительное пребывание в этом состоянии опасно возможностью нарастания декомпенсации и внутренней дезинтеграции.

На страницах книги «Полёт бабочки» описано решение проблемы, которая по сей день остаётся нерешённой, вскрыты основные и вспомогательные факторы и подпричины возникновения состояния «неопределённости» (глубокого духовного кризиса), который по совершенно несправедливому недоразумению считается психическим заболеванием. В главе «Х-фактор» вскрывается основной фактор, который может довести ЛЮБОГО человека до глубокого духовного кризиса, а после обращения к врачам-психиатрам - до духовного краха.

Иными словами, теоретически приговор проблеме шизофрении подписан. Чтобы привести его в исполнение и окончательно решить утомившую всех проблему, нужна воля того, кто кровно в этом заинтересован.

Когда Вы, уважаемый читатель, посчитаете, что можете внести свой посильный вклад в дело воплощения теоретических положений холологии в жизнь, можете связаться с автором книги Омкаром Александром Сергеевичем и сделать свои предложения, написав электронное письмо из формы обратной связи, имеющейся в конце каждой главы, или из своего почтового ящика, отправив сообщение на

Планируется перевод книги на украинский и английский языки. Кому интересна такая работа - пишите.

Кто желает поддержать проект "Полёт бабочки" материально, может перечислить свои денежные средства одним из указанных способов.

Яндекс.Метрика