Содержание Полёт бабочки • В чём основная ошибка психиатрии?

«Назовите вещи своими именами, и наступит гармония».

Конфуций.

Начав работу над книгой «Полёт бабочки: системный подход к решению проблемы шизофрении», мы условно разделили всё наше общество на три группы: 1) святые, 2) обычные люди, 3) шизофреники и преступники.

Святые - это те, кому удалось преодолеть духовный кризис, обычные люди находятся в состоянии компенсированного духовного кризиса, а шизофреники и преступники - в состоянии декомпенсированного духовного кризиса.

Работа над книгой близилась к завершению, но простая и удобная, на первый взгляд, классификация населения оказалась несостоятельной: разделение общества таким образом, чтобы преступники и шизофреники находились в одной группе, было некорректным. Степень внешней адаптации и внутренней декомпенсации у преступника и у шизофреника сильно отличаются. Мало того, понятие «шизофреник» оказалось настолько запутанным, размытым и непонятным, что само по себе нуждалось в уточнении. Требовалась более глубокая и более детальная классификация, в которой шизофрения была бы резко отделена от иных состояний.

Для этого пришлось группу «обычные люди» разделить на пять подгрупп: 1) гении, 2) успешные, 3) талантливые, 4) нормальные и 5) слабые (зависимые) люди. Святые, как и прежде, находились вне кризиса; гении - заняли нишу сверкомпенсации кризиса, успешные - компенсации, талантливые - почти достигнутой компенсации, нормальные - частичной компенсации, слабые - условной компенсации.

Самая многочисленная группа, в которой находится большинство жителей планеты, и которая представлена людьми слабыми, была названа «патология». К ней отнесены состояния, связанные с наличием вредных привычек, доведенных до уровня зависимости: обжорство, онанизм, гомосексуализм, религиозность, проституция, трудоголизм, наркомания, алкоголизм, собирательство, накопительство, токсикомания, мясоедение, игромания, курение и иные патологические (неестественные) зависимости. Преступники также вошли в группу "слабые", так как степень социальной адаптации у этой общественной группы слабая (они не способны жить так, чтобы не совершать противоправных действий).

Чтобы выделить шизофрению в отдельную самостоятельную группу, пришлось вернуться к истокам - к введению термина «шизофрения» в практику. Как оказалось, терминологическая путаница, созданная швейцарским профессором психиатрии Эйгеном Блейлером и заключающаяся в том, что он объединил раннее слабоумие с двумя типами неврозоподобных шизофрений, до сих пор не устранена. По-прежнему шизофрения объединяет две несвязанные между собой большие нозологические группы: раннее слабоумие, описанное Эмилем Крепелиным, и группу шизофрений, в которую за сто лет, кроме латентной и простой шизофрений, введенных Э. Блейлером, психиатрами был добавлен ещё целый ряд шизофрений.

Вернуться к крепелинскому подходу, основанному на патоморфологических изменениях, а о нововведениях Э. Блейлера и его последователей просто забыть уже не получится. За сто лет существования термин «шизофрения» обрел такое ёмкое наполнение, что для его очищения, для «люстрации» потребуется очень много усилий и времени. Органичнее оставить всё на своих местах, но при этом расставить точки над "i".

Итак, большое количество «больных» шизофренией с неврозоподобной симптоматикой не имеют органических поражений головного мозга, их состояние обратимо, и у них есть шанс вернуться к нормальной жизни. Они «заблудились» в своем внутреннем мире, и находятся в состоянии отчаянного безуспешного «поиска себя», пребывая в состоянии хронической декомпенсации, в состоянии хронического декомпенсированного конструктивного духовного кризиса. Это - «мнимая» шизофрения. Она является «излечимой». Правильнее эту группу лиц именовать не шизофрениками, а лостерами (от англ. lost - терять).

Лостер в психиатрической помощи не нуждается. Ему нужна духовная помощь. Поэтому лицами, у которых впервые возникло неадекватное поведение, должны заниматься не врачи-психиатры, а «перевоспитатели», то есть холологи (духовные инструктора и духовные педагоги). Именно в задачу холологов должна входить компетенция делать вывод о «надёжности» или «безнадёжности» той или иной персоны, имеющей поведение, отличающееся от общепринятой нормы. Подавляющее большинство психологов, психотерапевтов, психиатров такой компетенцией не обладают.

Вторая группа лиц, входящих в группу шизофрений, имеет необратимые органические изменения головного мозга и пребывает в состоянии духовного краха. Это - шизофрения «неизлечимая» (истинная).

Вокруг понятия «шизофрения» существует столько путаницы, неразберихи и недоразумений по той причине, что оно объединяет грубую, необратимую патологию (Dementia Praecox - «раннее слабоумие»), вызванную глубинным сбоем регулятивной функции нервной системы по отношению, в первую очередь, к иммунной системе, и начальные, обратимые функциональные нарушения деятельности центральной нервной системы, обусловленные состоянием глубокого духовного кризиса.

Что такое «раннее слабоумие»? Это - духовный крах. Что такое «функциональные нарушения нервной системы»? Это - духовный кризис. Кризис и крах, функциональные и органические расстройства - это далеко не одно и то же. Нельзя между этими двумя совершенно неравнозначными понятиями ставить знак равенства! Сваливать кризис и крах в одну кучу - непростительная и грубейшая ошибка. Смешение этих двух совершенно различных по сути и по прогнозу состояний ненаучно, негуманно, преступно по той причине, что это, во-первых, увеличивает вероятность превращения кризисного состояние личности в «неизлечимое психическое заболевание», то есть в состояние краха, а во-вторых, запутывает проблему шизофрении и делает её нерешаемой. Если кризис можно преодолеть, то преодолеть крах невозможно. Если в состоянии отчаянного духовного поиска индивидуум является личностью, человеком, то в состоянии духовного краха от человеческой личности со временем не остаётся ничего; индивидуум становится почти животным, «овощем», «баобабом». Нельзя эти два совершенно разных состояния называть одним термином и применять для их «лечения» одни и те же средства! Это сродни тому, что называть и белое, и чёрное серым. Смешение несмешиваемых понятий вызвало "серость" шизофрении, её туманность, запутанность, загадочность, призрачность, непонятность, непостижимость, неизлечимость.

В чём основная ошибка психиатрии? Она два совершенно различных контингента людей (с кризисом развития и с его крахом) «свалила в одну кучу», нарекла эту «кучу» шизофренией, продекларировала её неизлечимость и на государственном уровне узурпировала и монополизировала право оказывать помощь лицам, оказавшимся в духовном тупике.

Такой подход к духовным проблемам привёл к тому, что никто серьёзно не занимался их решением, а психиатров вполне устраивало существующее положение вещей. Ведь им общество предоставило для проведения опытов самое ценное - внутренний мир человека, его душу. В результате психиатрические больницы превратились в «фабрики, штампующие шизофреников» и в «полигоны», на которых испытываются новые фармакологические препараты. Несуществующая болезнь шизофрения получила самые широкие права на существование и по статистике является наиболее распространённым психическим заболеванием. В мире насчитывается около 50 миллионов «больных» шизофренией.

Пытаясь частично реабилитироваться, психиатрическая наука, вводит всё новые и новые нозологические единицы типа: шизотипическое расстройство, расстройство шизоидного круга и т.п., но это не решает проблемы. Изменив название «заболевания», психиатры принципиально не меняют систему помощи и по-прежнему назначают лицам, имеющим расстройства психики из-за духовных проблем, психотропные препараты, постепенно всё больше и больше затормаживая процесс развития личности и превращая духовный кризис в духовный крах. Да, некоторые позитивные изменения вводятся: психотерапия, дозированные физические нагрузки, арттерапия и т.п. Чаще речь заходит об излечимости шизофрении. Но, не исправив классификационных ошибок и отвергая духовный характер «излечимых» шизофрений, решить проблему не удастся.

Многие состояния, которые психиатрия рассматривает как проявление психической болезни неясной этиологии, в действительности являются процессом психического очищения, обновления и самоисцеления, носящим эволюционный характер.

Глубокий духовный кризис несёт в себе мощный положительный потенциал, и его ни в коем случае нельзя путать с психическими заболеваниями, имеющими биологические причины и нуждающимися в медицинском лечении.

Новый взгляд на проблему шизофрении позволяет считать все попытки психиатрии внедрить идеи Э. Блейлера в практику, предпринятые ею на протяжении столетия, неудавшимся психиатрическим экспериментом.

Идеи о пансексуализме Зигмунда Фрейда, у которого учился Эйген Блейлер, тоже оказались несостоятельными, и модный, когда-то популярный (особенно в США), психоанализ умирает.

Искусственность идей ведущих ученых-психиатров, построенных на мифах и домыслах, «высосанных из пальца», придает психиатрии оттенок искусственности, ставит под сомнение её научность и поднимает вопрос о том, является психиатрия медицинской или пеницитарной специальностью?

Яндекс.Метрика