Содержание Шизофрения. Что такое шизофрения? Шизофрения, что это?

Всё, что создано Богом - прекрасно. Человек, кроме прекрасного, умеет создавать ужасное. Шизофрения, пожалуй, самое ужасное изобретение человека, с которым не может сравниться даже ядерная бомба. Оружие разрушает тело, шизофрения разрушает душу.

Что такое шизофрения?

Считается, что это психическое заболевание. Так ли это? Действительно ли состояние, которое врачи-психиатры именуют шизофренией, является болезнью?

Ответить на этот вопрос с точки зрения психиатрии чётко, ясно, внятно, определённо не представляется возможным в силу того, что смысл, который вкладывает современная медицинская наука в термин «шизофрения», настолько широк и расплывчат, что объять его невозможно.

Как сто лет назад медицина не могла ответить на вопрос: «Что такое шизофрения?», так и сегодня она не способна дать на него вразумительный ответ. Любое отклонение от стандартного поведения может трактоваться психиатрами как проявление шизофрении.

Чтобы почувствовать необъятность понятия «шизофрения», его можно сравнить с орбитой электрона. Оно действительно настолько размыто и неопределённо, что представляет собой одновременно и всё, и ничего. Шизофрении, вроде бы, не существует, и в то же время она есть...

Существование проблемы шизофрении обусловлено, прежде всего, гипердиагностикой. Психиатры очень часто, «перестраховываясь», ставят дагноз «шизофрения» лицам с преходящими функциональными расстройствами психики, которые развились на фоне глубокого духовного кризиса, и тем самым смешивают глубокий кризис духовного развития с духовным крахом, связанным с органическими изменениями головного мозга.

В природе шизофрении не существует. Животные шизофренией не болеют. Шизофрения искусственно создана человеческим разумом.

За сто лет существования диагноза «шизофрения» психиатры так запутали общество и самих себя, что уже прошли «точку невозврата» и окончательно утратили возможность разобраться в том, что такое шизофрения. Мало того, они даже не смогли договориться между собой и прийти к единым критериям этого искусственно созданного понятия.

Когда 134 американских и 194 британских психиатра получили описание пациента, то 69% психиатров из США поставили ему диагноз шизофрении, в то время как среди британских специалистов этот диагноз поставили лишь 2% [Copeland J.R., Abou-Saleh M.T., Blazer D.G., 1971].

Многие случаи, диагностированные как шизофрения в Соединённых Штатах, были бы диагностированы как маниакально-депрессивное расстройство в Англии или Западной Европе [Houghton Mifflin, 1980].

Чёткой грани между «шизофренией» и «нешизофренией» не существует. Сегодня врач-психиатр может поставить диагноз «шизофрения» почти любому человеку.

Шизофрения - такой широкий термин, охватывающий такой большой диапазон поведения, что очень немного людей, которые не могли бы, в то или иное время, считаться шизофрениками [Harcourt Brace Jovanovich, 1972].

Шизофрения как понятие — это семантический «Титаник», обреченный на гибель до того, как поплывет; это понятие настолько расплывчатое, что его нельзя использовать в научном контексте [Bannister D., 1968].

Заложником недоразумения, возникшего вокруг термина «шизофрения», оказалось всё человечество. В мире насчитывается около 56 миллионов человек, имеющих этот страшный, грозный, зловещий и опасный диагноз.

В год регистрируется до 4,5 млн. новых случаев заболевания шизофренией. Невзирая на успехи психофармакотерапии, 1/3 пациентов практически не реагирует на лечение психотропными средствами (Комиссаров А. Г., дис. канд. мед. наук. Казань; 2006).

Путаница, неразбериха и неопределённость вокруг термина «шизофрения» создавалась на протяжении целого столетия многими учёными-психиатрами, и распутать его в рамках психиатрии уже не представляется возможным; непременно нужно выходить за её пределы. О какой научности психиатрии после этого можно говорить? Иными словами, преступно-халатная деятельность психиатров, которые фактически являются «тюремщиками в белых халатах», привела поначалу к появлению искусственной психической болезни, а впоследствии - к трагическому социальному явлению. Шизофрения - это уже не болезнь, это нечто гораздо большее... Шизофрения - это социальная трагедия, ведущая человечество к гуманитарной катастрофе.

Шизофрения - это следствие подсознательного категорического нежелания индивидуума принимать участие ни в общественной жизни, ни в личностном развитии, пассивного ожидания улучшения состояния, помноженных на обращение за помощью к врачу-психиатру.
Шизофрения - это пожизненное клеймо, ярлык-приговор, навешенный врачом-психиатром лицу, пребывающему в состоянии глубокого духовного кризиса.

Бесконтрольность и вседозволенность психиатрической деятельности, отсутствие чётких диагностических критериев, их размытость и неопределённость привела к тому, что врач-психиатр совершенно безнаказанно может поставить унижающий человеческое достоинство диагноз шизофрении представителю любой социальной группы (даже успешному и гениальному человеку, даже министру, даже президенту) на основании обнаружения каких-либо отклонений от стандартного мышления или поведения, преградив личности путь к развитию и совершенствованию. Мало того, диагноз «шизофрения» может быть поставлен нечестным или нечистым на руку врачом-психиатром даже тогда, когда вообще нет никаких отклонений от нормального поведения, «по звонку сверху» или «за деньги».

Психиатрия присвоила себе одну из функций евгеники - «выбраковывать неполноценных членов общества» и тем самым превратила себя в самую негуманную и непопулярную медицинскую специальность.

Постановка диагноза «шизофрения» - это информационно-энергетическое кодирование, которое фиксирует у индивидуума осознание собственной ущербности, неполноценности, неизлечимости, обречённости; это мощнейший личностно-деструктивный приём, который либо значительно затрудняет дальнейшее развитие личности, либо делает его вообще невозможным.

Говоря народным языком, шизофрения - это «порча», которую «наводит» врач-психиатр на пациента, обратившегося за помощью в состоянии глубокого духовного кризиса.

Иными словами, врачи-психиатры, когда ставят диагноз "шизофрения", допускают грубейшую диагностическую ошибку с серьёзными и далеко идущими негативными последствиями. Их действия можно квалифицировать как духовное преступление по отношению к душе пациента. Однако осуждать их нельзя. Они действуют по инструкции, выполняют свой долг так, как могут, как от них требует общество...

Шизофрения - это не заболевание. Это защитная реакция недостаточно зрелой, недостаточно сильной и недостаточно толерантной личности от негативного влияния общества.

Считаем ли мы человека, который заблудился в лесу, больным? Конечно же нет!

Тогда почему того, кто заблудился в своем внутреннем мире, мы считаем больным, причем, больным неизлечимым душевным (психическим) расстройством?!

Если руководствоваться таким подходом, то отдельные признаки шизофрении можно выявить у каждого человека, а значит, всё население земного шара, кроме Святых, страдает или явной, или скрытой шизофренией.

Когда человек заблудился в лесу и, позвонив по мобильному телефону, просит помочь ему выбраться из лесной чащи, насколько важно знать о его внутренних переживаниях?

Пожалуй, информация о внутреннем состоянии заблудившегося является лишней и неуместной. Если мы действительно хотим ему помочь, а не создать лишь видимость помощи, нас будут интересовать всего два вопроса: понимает ли он нас? и может ли выполнять наши инструктивные указания?

Если на оба вопроса мы получим утвердительный ответ, тогда наша задача будет заключаться в том, чтобы давать заблудившемуся чёткие инструкции и контролировать их выполнение.

Почему, когда человек заблудился в дебрях своего разума и обращается за помощью к психиатрам, они, вместо того, чтобы получить ответы всего на два простых вопроса, задают десятки, а то и сотни совершенно непонятных и ненужных вопросов заблудившемуся, а также его родственникам? Ответ, к сожалению, не в пользу психиатров.

Психиатры вовсе не ставят перед собой задачи помочь заблудившемуся разобраться в своих мыслях, чувствах, эмоциях, желаниях, стремлениях, страстях, ощущениях, впечатлениях, переживаниях. Они решают иначе: пусть он остаётся в своём собственном внутреннем лесу! Ведь это обеспечивает их работой и даёт им возможность пожизненно "лечить" его. Именно по этой причине психиатры констатируют наличие у такого человека "неизлечимого психического заболевания", а для убедительности произносят магическое слово "шизофрения", значение которого они сами до конца не понимают. Психиатры, оправдывая таким образом хлеб, который они едят, создают видимость их нужности и полезности. Потому слово "шизофрения" за сто лет своего существования обросло такими многими смыслами, что действительно обрело магическое значение, а чтобы его усилить и объяснить хотя бы самим себе, что же такое SCHIZOPHRENIA, психиатры-ученые интенсивно ищут и описывают разнообразные симптомы и синдромы этого таинственного состояния. Всё это очень напоминает описание симптомов состояния человека, заблудившегося в лесу.

Сначала заблудившийся испытывает неуверенность, волнение, тревогу, страх. Если он начнёт интенсивно вглядываться в темнеющую чащу леса, ему может померещиться, что там кто-то есть (иллюзии, галлюцинации). Дальнейшее пребывание в ночном лесу может привести к появлению ложных убеждений (бреда). Если рядом с заблудившимся вдруг появится некий человек и, вместо того, чтобы помочь ему, уверенно продекларирует, что из этого леса никто никогда живым не выбирался, а после этого поспешит удалиться, количество "симптомов" у заблудившегося резко возрастёт.

Мы неспроста проводим аналогию между заблудившимся в лесу и индивидуумом, получившим от психиатров путём информационо-энергетического кодирования диагноз-ярлык "шизофрения". Как в первом случае, так и во втором, помочь заблудившемуся может только тот, кто хорошо ориентируется в местности.

Чтобы помочь лицу, заблудившемуся в своих мыслях, эмоциях, чувствах, ощущениях, желаниях, устремлениях, нужно хорошо знать внутренний мир человека.

Психиатры не получают в медицинских ВУЗах духовного образования, позволяющего решать подобные задачи, а потому вред, который они наносят всем, кому ставят диагноз "шизофрения", вполне может рассматриваться как тяжкое преступление против здоровья и свобод личности. Другими словами, общество само толкает психиатров на преступление, потому что не способно иными способами решить сложную и актуальную проблему.

Индивидуум, оказавшийся в состоянии глубокого духовного кризиса (лостер), сбился с пути. Он утратил цели и ориентиры, заблудился в своём внутреннем мире и... мечется из стороны в сторону в поисках выхода. Обратиться в таком состоянии за помощью к врачу-психиатру означает гарантированно получить психиатрический диагноз со всеми вытекающими последствиями.

Таким образом, правильный ответ на вопрос: «Что такое шизофрения?» следующий:

Шизофрения - это не болезнь; это - социальное явление, социальная проблема, обусловленная ошибками психиатрической науки, допущенными на протяжении целого столетия.

Причина существования шизофрении - бездуховность общества. Психические расстройства при состоянии отчаянного внутреннего «поиска себя» вторичны и являются следствием диссоциативных процессов, возникших в результате глубокого духовного кризиса, развившегося из-за неразрешимого конфликта «личность-общество» на почве мировоззренческих разногласий.

Шизофрения рождается в тот момент, когда индивидуум, находящийся в тягостном состоянии глубокого духовного кризиса получает психиатрический диагноз «шизофрения», соглашается с этим жестоким «приговором» и тем самым добровольно меняет статус лостера на статус шизофреника.

Состояние, в котором пребывает лостер, то есть глубокий духовный кризис, является обратимым. Можно условно назвать его «шизофрения излечимая». Однако это будет неправильным, так как длительный приём высокотоксичных медицинских препаратов на фоне глубокого духовного кризиса не способствует преодолению декомпенсации, не способствует «выздоровлению», а напротив, тормозит процесс духовного развития индивидуума. Однако наиболее личностно-деструктивным фактором, ведущим к полной остановке духовного развития индивидуума и личностной деградации, распаду личности является осознание им своей ущербности, неполноценности и признания себя больным «хроническим неизлечимым заболеванием с неясными этиологией, патогенезом, клиникой, течением и прогнозом».

Для преодоления духовного кризиса необходимы меры не медицинского характера, а духовные методы и средства. Правильнее именовать «шизофрению» не болезнью, а мнимым, надуманным, внушённым, навязанным, искусственно созданным состоянием, направленным на десоциализацию индивидуума.

Сравним шизофрению с истерическим неврозом.

Истерический невроз - это защитная реакция организма, «бегство в болезнь» от стрессовой ситуации, которую подсознание невротика считает слишком тяжёлой, непреодолимой и, чтобы защитить организм от разрушения и избежать участия индивидуума в неблагоприятной ситуации, симулирует болезненное состояние, не имеющее ни реальных причин, ни морфологической основы.

Условно шизофрению можно считать тотальным истерическим неврозом, возникшим в ответ на все потенциально возможные жизненные ситуации вообще, то есть «тотальное бегство от жизни», «полная капитуляция перед жизнью».

Подсознание лостера «считает», что ЛЮБАЯ жизненная ситуация по силе своего негативного воздействия превышает компенсаторные возможности организма, и, чтобы защитить организм от разрушения и избежать участия индивидуума в неблагоприятной ситуации, симулирует болезненное состояние, не имеющее ни реальных причин, ни морфологической основы.

Иначе говоря, шизофрения - это полная блокировка от любой жизненной ситуации, тотальная истерия, проявляющаяся симуляцией болезненного состояния, единственная цель которой - исключить участие индивидуума в жизни общества.

Если истерию называют «большой симулянткой», то шизофрению можно было бы назвать большой симулянкой в кубе. Однако этого будет мало, недостаточно. Шизофрения - это истерия, симуляция, возведённая в N-ую степень. И в каждом конкретном случае величина N - своя, строго индивидуальная.

Истерический невроз можно вылечить путём «переключения» с психо-травмирующей ситуации на желаемую невротиком ситуацию.

Становится очевидным, что медицина совершенно бессильна перед шизофренией по той причине, что лостера невозможно «переключить» на желаемую им ситуацию. Ни одна ЖИЗНЕННАЯ ситуация для его подсознания не является желаемой (желанной), лостеру нужно одно - любовь.

Электросудорожная терапия, «инсулиновые шоки», нейролептики способны на время «вырвать» лостера из всех жизненных ситуаций, но как только он возвращается к действительности, он вновь проваливается в истерическое её отрицание.

В связи с этим продолжать рассматривать шизофрению в плоскости психиатрии (медицины) и пытаться решить эту проблему в её рамках бессмысленно и бесполезно.

Каков же выход?

Чтобы прекратить «бегство» лостера от жизни, нужно «переключить» его на ситуацию, не имеющую никакого отношения к жизни. Вывод логичный, но непонятный. Чтобы прийти к правильному пониманию, необходимо взглянуть на шизофрению не с позиции психиатрии, а с позиции духовной педагогики.

Для этого нужно напрочь отказаться от идеи, что шизофрения - психическое заболевание.

Считать шизофрению психическим заболеванием и трактовать её как тотальную истерию настолько же примитивно, насколько примитивно считать, что Солнце выходит на небо потому, что становится светло, а Луна - потому, что темнеет. Сколько бы мы ни освещали ночное небо прожекторами, Солнце от этого не взойдёт. Какие бы действенные нейролептики ни синтезировали фармакологи, какие бы новые методы воздействия на психику ни придумывали психиатры, устранить психические расстройства не удастся. Все расстройства психики при шизофрении вторичны. Первичным является неразрешимый внутренний конфликт «личность-общество», возникающий на мировоззренческой основе и имеющий запредельный, трансцендентный характер.

Шизофрения - это глубокая социальная проблема, в основе которой лежит кризис педагогики. Лечить шизофреников так же бесполезно, как лечить воров, мошенников, грабителей, насильников.

Упрощённое определение термина «шизофрения»:

Шизофрения - это:
• подсознательный бунт разочаровавшегося, возмущённого и отчаявшегося разума,
• восставшего против мнимых несправедливостей внешнего мира,
• обусловленный некорректным внешним вмешательством во внутренний мир индивидуума,
• длящийся не менее 40-ка дней,
• и представляющий собой

«глубокий дезинтеграционно-диссоциативно-деструктивный личностный духовный кризис».

Самая большая опасность этого этапа персонального развития состоит в том, что лостер, при неправильном обращении с ним, может превратиться в "сумасшедшего", в "безумца", в "овощ". Нельзя допустить переход кризисного состояния в крах, это отбрасывает в развитии назад не только отдельного индивидуума, но вместе с ним всю его семью, весь род, всё человечество.

За глубоким духовным кризисом следует безумие, сумасшествие. Это - духовный крах, полная деградация личности, обусловленная движением по эволюционной лестнице вниз, в царство животных.

"Точка невозврата", то есть переход глубокого духовного кризиса в состояние полного безумия в естественных условиях невозможен, в условиях психиатрического стационара - возможен. Лостер не может сам стать "овощем", необходимо внешнее вмешательство. Это "внешнее вмешательство" в подавляющем большинстве случаев оказывают ближайшие родственники, взяв себе в союзники врачей-психиатров.

Если лостера отправить на необитаемый остров, он или погибнет, или преодолеет глубокий духовный кризис, но безумцем, сумасшедшим, "овощем" не станет.

Разочаровавшись в ценностях материального мира, полностью отказавшись от участия в мирской жизни, восстав против неё и объявив внутренний бунт, лостер, не имеющий истинных духовных ценностей, обрёк себя на безвыходное положение: жить по законам материального мира он не хочет, а по духовным законам - не может. Когда такое состояние длится 40 дней и более, это - глубокий духовный кризис.

При глубоком духовном кризисе, так как он на разных стадиях своего развития представляет собой либо выраженное замедление духовного развития, либо полную его остановку, весьма опасна физическая и психическая пассивность индивидуума, так как отсутствие целенаправленной деятельности является ведущей причиной деградации личности.

Когда психиатры, вместо того, чтобы помочь пациенту обрести внутреннюю опору и направить его деятельность в конструктивное русло, постановкой диагноза «шизофрения» полностью «выбивают у него почву из под ног», а проводимыми «лечебными мероприятиями» затормаживают его активность до такой степени, что он теряет способность обслуживать самого себя, они обрекают его на духовную деградацию и тем самым создают почти непреодолимое препятствие для естественного преодоления подавленного кризисного состояния.

«Территориально» вымышленная болезнь «шизофрения» находится на границе между двумя мирами: между материальным и духовным. Иными словами, лостер физически присутствует в этом мире, а внутренне он находится нигде...

Значит, только тогда шизофреник является шизофреником, когда он пребывает в состоянии пассивности.

Как только организму удалось преодолеть состояние «замирания», это говорит о том, что сознание индивидуума вернулось из небытия на Землю, и о периоде поиска следует навсегда забыть. Для этого необходимо все усилия направить на то, чтобы зафиксировать и укрепить его «возвращение». Прежде всего, это обязаны, в силу своего призвания, делать врачи-психиатры. Однако они не выполняют свою прямую обязанность, и поэтому мнимая шизофрения существовала, существует и будет существовать до тех пор, пока ею не займутся духовные педагоги, либо пока психиатры не начнут проходить специальную духовную подготовку. Пытаясь удерживать лостера с помощью нейролептиков в пассивном состоянии, психиатры тормозят духовное развитие индивидуума, «отрывают» его сознание от действительности, от реальности и «прописывают» его на границе между двумя мирами, лишая возможности «зацепиться» за какой-либо из них.

Однократное или кратковременное применение антипсихотических препаратов при остром декомпенсированном духовном кризисе (остром психозе) допустимо, аналогично тому, как допустимо кратковременное назначение наркотиков или гормонов во время и после хирургического вмешательства и при иных неотложных состояниях. Однако лекарства нельзя принимать более 39 дней подряд!

Когда у шизофреника наступает состояние «ремиссии», врач-психиатр обязан убедить своего БЫВШЕГО пациента в том, что он уже здоров и что больше никогда ужасное состояние, в котором он находился, к нему не вернётся. Для этого нужно всё время стремиться поддерживать состояние умеренной, постепенно нарастающей, активности, не переутомляя и не перегружая лостера. Кроме того, за время пребывания лостера в стационаре врач обязан хорошо изучить личность пациента и при его выписке из стационара дать подробные и детальные рекомендации как самому пациенту, так и его родным и близким. Рекомендации психиатра должны представлять собой программу «закалки» (повышения резистентности и толерантности индивидуума к неблагоприятным средовым воздействиям), а также коррекции его мировоззренческих позиций. Контроль за выполнением этой программы также должна осуществлять психиатрическая служба. Тогда вероятность того, что этот пациент вновь попадёт в стационар, резко сократится.

Любая целенаправленная активность лостера должна приветствоваться, всячески поддерживаться, поощряться, координироваться и корректироваться, но не духовно безграмотными врачами, а специалистами, прошедшими длительную специальную индивидуальную углублённую подготовку.

Чем психиатры занимаются в действительности? Убеждают индивидуума, организм которого, использовав последние компенсаторные резервы, с трудом вернулся к некоторой целенаправленной активности, в том, что он болен неизлечимым заболеванием и что ему придётся принимать медикаментозные препараты пожизненно. Что они этим делают? «Наносят удар ниже пояса». Декларируя наличие неизлечимого заболевания, врач-психиатр грубо нарушает врачебную этику и деонтологию. Психиатр не имеет права делать это ни в коем случае. Внутренний мир, психика - это самое святое, что есть у человека!

Для справки: Ятрогения (от греч. iatros - врач, genesis - происхождение, возникновение) - заболевание, возникновение, существование и развитие которого обусловлено неосторожными высказываниями или поведением медицинских работников.

Стоит ли продолжать изучение разнообразных и многообразных проявлений мнимой шизофрении (состояния полного подсознательного отказа от дальнейшего совершенствования)? Психиатрия занимается этим уже более ста лет! Ответ на заданный вопрос однозначный: изучать проявления мнимой шизофрении нет никакого смысла. Каждый организм индивидуальный и уникальный, а потому глубокий духовный кризис в каждом конкретном случае проявляется по-разному. Пользы от изучения признаков (симптомов) мнимой шизофрении, пожалуй, столько же, сколько от попыток ответить на вопрос: «Сколько бесплотных ангелов может уместиться на острие иглы?».

Объективных методов диагностики мнимой шизофрении нет и быть не может. Диагноз ставится на основании наблюдения за «больным», бесед с ним и с лицами из его ближайшего окружения. Субъективность, на которую опираются психиатры при постановке диагноза «шизофрения», делает его сомнительным и ненаучным.

Какой смысл заниматься диагностикой мнимой шизофрении, если потенция к ней заложена практически у каждого индивидуума, и у каждого индивидуума однажды возникший «шизофренический эпизод» может никогда не повториться? Что такое мнимая шизофрения? Это состояние глубокого духовного кризиса, почти полная остановка духовного развития. Остановить можно любого человека. Собственно говоря, сам факт постановки диагноза «шизофрения» может остановить кого-угодно...

Сам собой напрашивается вывод: медицина не способна решить проблему шизофрении. Подпричины и факторы, которые способствуют возникновению, существованию и укоренению нежелания индивидуума участвовать в общественной жизни, приводящее к глубокому духовному кризису и именуемому медиками «шизофрения», имеют социальный характер и обусловлены кризисным состоянием общества, педагогики и крайне низким уровнем духовности всего человечества.

Какое внутреннее состояние индивидуума является базисным для возникновения остановки в развитии? Что приводит к множественным диссоциативным нарушениям, к расщеплению желаний, эмоций, чувств, страстей, влечений и устремлений? Что является причиной страданий, которые вынуждают индивидуума обратиться за помощью к врачу, и почему именно к психиатру обращается личность с духовными проблемами?

Пока наука не даст чётких ответов на эти вопросы и не признает, что шизофрения не является болезнью, она будет оставаться перед шизофренией бессильной.

В завершении главы попытаемся развенчать ещё один миф о шизофрении. Так как шизофрения, в подавляющем большинстве случаев, не болезнь, а дефект воспитания, по наследству она передаться не может. Шизофрения передаётся подобно компьютерному вирусу: через длительное тесное общение.

Шизофрения - это полный отказ кому-либо подчиняться в сочетании с огромнейшей потребностью в подчинении.

Шизофрения - это состояние, которое в народе называют «ум за разум зашёл».