Содержание Перфекционизм • О перфекционизме

«То, что нельзя объяснить простыми словами - чушь. Как бы научно это ни звучало».

Арнольд Эрет

Трудно не согласиться с Альфредом Адлером в том, что стремление быть совершенным является неотъемлемой частью жизни, побуждением, без которого жизнь была бы невозможной, что стремление к совершенству естественно и является "потенциально здоровой активностью".

Однако естественное стремление человека к совершенству в условиях современного общества редко может быть реализовано честным и справедливым путём. Часто индивидууму для того, чтобы занять "достойное место под солнцем", приходится прибегать к ухищрениям, уловкам, махинациям, протекции, подкупу и т.д. и т.п. При неверно выбранных ценностях это не может не отразиться негативно на состоянии личности.

Первые попытки дать научное объяснение феномену искажения естественнного стремления личности к совершенству в условиях современного общества сделала Карен Хорни (Karen Horney) в 30-х годах ХХ в. Как и А. Адлер, она считала стремление человека к совершенству одним из главных мотивирующих факторов его поступков. В этом К. Хорни была едина со взглядами А. Адлера, но она в своих теоретизированиях решила пойти дальше и подчеркнула, что повышение требований общества к индивидууму увеличивает стремление последнего к совершенствованию, постепенно приводит к формированию невротической потребности совершенства, которое основывается на идеализированном образе «Я», то есть представлении о том, какой должна быть личность, какими чертами должна обладать. При такой тенденции со временем происходит отчуждение реального "Я" и формируется невротик – нарцисс (нарциссическая патология характера), который идентифицирует себя с идеализированным «Я».

Грубейшая ошибка Карен Хорни и многих её последователей состоит в том, что "невротическая потребность совершенства" возникает не из-за "повышения требований общества к индивидууму", а из-за банальной персональной гордыни, из-за эгоизма. Какое бы давление ни оказывал социум на гармонично развивающуюся личность, это не приведёт к невротизации. Напротив, препятствия на пути к совершенству ещё больше укрепят, закалят здоровую личность и предоставят ей новые возможности для развития. Приняв изначальную "ненорму" за норму, Карен Хорни, вместо того, чтобы опираться на всем привычные и понятные термины, создала целую теорию, базирующуюся на якобы имеющем место у индивидуума, поражённого гордыней, истинного стремления к совершенству, сняв с индивидуума ответственность за его поступки и переложив их на социум.

Мотивы, руководящие поведением индивидуума, находящегося во власти гордыни, полностью искажены. Такой индивидуум не стремится к истинному совершенству, его вполне устраивает "совершенство" искусственное, показное. Если папа купит сыну-эгоисту диплом о высшем образовании или место в парламенте, он будет вполне доволен самим собой, и потребность в самосовершенствовании на время будет удовлетворена. В чём Карен Хорни была права, так это в том, что невротизация личности "папинкиного сыночка" непременно произойдёт, но причиной невротизации будет не давление социума, а внутренний конфликт между естественным стремлением к совершенству и "несоответствием занимаемой должности".

Естественное стремление к совершенству, о котором писал Альфред Адлер, это стремление к истинному, а не ложному, не показному совершенству. Истинное совершенство всегда базируется на личных заслугах индивидуума, причём непременным условием истинного совершенства является честный характер поступков, приведших к совершенству. Осознание нечестности собственного поведения является невротизирующим фактором, а не "давление социума", как это ошибочно считала К. Хорни.

Почему индивидуум выбрал нечестный путь собственного совершенствования? Потому что он хотел, занимая чужое место, наслаждаться плодами незаслуженного совершенства. Фактически индивидуум, который пользуется незуслуженными общественными благами, является вором. Даже если его "преступная деятельность" на социальном уровне не будет доказана, неизбежен "внутренний суд", "суд совести", который является справделивым и неумолимым.

Однако о каком суде совести может идти речь, когда индивидуум находится во власти гордыни?! Линию своего поведения индвидуум, поражённый гордыней, будет выстраивать таким образом, чтобы его не раздавило "давление социума", и, чтобы суд совести тоже не состоялся. Безусловно, это очень скользкий и опасный путь, который неизбежно приведёт к поражению. Однако индивидуум, зажатый с одной стороны обществом, а с другой стороны внутренними нравственными критериями, движим страхом утратить то, что он имеет.

Психологи, наблюдая за этим феноменом, повзаимствовали у философов термин «перфекционизм», и в 1965 году М. Холлендер впервые этим термином обозначил такую черту характера, которая проявляется в повседневной практике предъявлением к себе требований более высокого качества выполнения деятельности, чем того требуют обстоятельства, а также в стремлении к безупречному выполнению задачи.

Характерной чертой перфекционистов является придание слишком большого значения пунктуальности, порядку и организованности. М. Холлендер (Hollender, 1965) описывает это как культ аккуратности; «всему своё место».

Именно тут М. Холлендер создал неразрешимый конфликт между двумя убеждениями. Первое соответствует естественному природному стремлению человека к совершенству и призыву Иисуса Христа «Итак будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (От Матфея, 5:48), предполагает постоянное стремление к идеальному результату в любом виде деятельности и выполнение ЛЮБОЙ работы с полной отдачей. Второе, которое М. Холлендер выдал за норму, предполагает возможность делать работу "в полсилы", "спустя рукава", "в соответствии с требованиями ситуации" и допускает возможность "халтурить", делать "так себе".

Альтернативный путь развития, который М. Холлендер предложил вместо естественного, в итоге ведёт к возникновению чувства внутренней неудовлетворённости, к появлению чувства вины, ощущения собственной неполноценности и к целому ряду других негативных ощущений, вызывающих внутренний дискомфорт и ведущих к невротизации личности и к глубокому духовному кризису.

П. Хьюитт (P. Hweitt), Г. Флетт (G. Flett), С. Блатт (S. Blatt), Б. Керр (B. Kerr), С. Петерс (S. Peters), Д. Бёрнс (D. Burns), С. Ингрем (Ingrem) Д. Хамачек(D. Hamachek), Л. Сильверман (L. Silverman), С.Л. Рубинштейн, Л.И. Божович, Н.Г. Гаранян, А.Б. Холмогорова, Т.Ю. Юдеева, И.А. Гуляс, В.А. Ясная, С.В. Воликова, А.М. Галкина, Е.А. Лоза, А.А. Дёмина и др. подхватили идею М. Холлендера и начали муссировать и эксплуатировать тему перфекционизма, запутывая и усложняя проблему.

Как психиатры в 1911 году "выдумали" несуществующую ранее болезнь шизофрению, так психологи, желая не отставать от коллег по "ковырянию во внутреннем мире", пытаются "выдумать" и создать новый невроз, новое функциональное расстройство психики и именовать его патологическим (невротическим) перфекционизмом.

Не стоит усложнять проблему и делать её нерешаемой, подобно тому, как это сделали психиатры с шизофренией. Стоит согласиться со словами великого индийского святого Сант Кирпала Сингха: "На свете существует всего лишь одна болезнь - эгоизм".

Почему в работе о шизофрении и о целостности мы затронули тему перфекционизма? Потому что так называемый "патологический перфекционизм" является ничем иным, как следствием, отражением индивидуальной алчности, предвестником глубокого духовного кризиса, предвесником шизофрении. Так как алчность является следствием эгоизма, патологический перфекционизм является следствием следствия, то есть отдалённым последствием эгоизма.

Конечно, можно было бы согласиться с учёными-психологами, предлагающими термин "патологический перфекционизм", и рассматривать его не как временную личностную особенность, направленную на попытку индивидуума удовлетворить алчность, а как самостоятельное состояние, отдельное "невротическое" заболевание. Однако такой подход не только опасен возможностью утраты целостной картины динамического состояния личности. В условиях отсутствия единого учения о природе психических расстройств вычленение патологического перфекционизма и лечение его как отдельного самостоятельного заболевания неизбежно ведёт к потере из поля зрения основной причины этого состояния - эгоизма.

Чтобы реально помочь любому индивидууму, следует помочь ему бороться с собственным эгоизмом, а не с его последствиями: алчностью, перфекционизмом, глубоким духовным кризисом, маниакально-депрессивным психозом, аутизмом, депрессией, шизофренией и т.п.

С какой целью учёные-психологи вводят всё новые и новые термины? Для того, чтобы придать значимость, прежде всего, себе и своей науке (психологии) и сделать эту невостребованную или слабо востребованную отрасль знания востребованной.

Ещё раз подчеркнём, что духовные проблемы должны решать не психологи, психотерапевты, психиатры и другие специалисты с приставкой "психо", а те, кто большую часть времени проводят в своём внутреннем мире, изучая его не в теории, а на практике. Пока духовными проблемами будут заниматься специалисты, получающие образование в институтах и университетах, они будут оставаться нерешаемыми. Духовные проблемы могут быть решены ТОЛЬКО в индивидуальной лаборатории души под чутким и чётким рукодством того, кто знает свой внутренний мир, как пять собственных пальцев.

Чтобы наше развитие шло естественным путём (от эгоизма к гармонии через альтруизм), нельзя ради получения внешнего результата «идти на сделку с совестью», нельзя добиваться результата «любой ценой», нельзя жертвовать внутренними (духовными) ценностями ради внешних (материальных). Духовное всегда должно быть на первом месте, материальное - на втором.